Война в Ираке и миграция внутри ЕС

В 2001 году Швеция присоединилась к Шенгену — соглашению, подразумевающему открытие границ между ней и другими государствами-членами Европейского Союза (ЕС); это означало, в том числе, приток в Швецию граждан других стран ЕС, стремящихся найти работу и любовь. В целом миграция — как в Швецию, так и из нее — после 2000 года выросла.

Почти 29 000 человек из стран за пределами ЕС и Европейской экономической зоны (ЕЭЗ) приехали в Швецию ради работы на протяжении 2000-х. Глава департамента СМИ шведской Миграционной Службы Фредрик Бенгтссон говорит: «В Европе Швеция является ключевым направлением и страной, предоставляющей убежище для нуждающихся в защите».

Сёдертелье, небольшой город, расположенный к югу от Стокгольма, яркий пример, в высшей степени показательный. В 2007 году город принял 1 268 иракцев, что составляет 5 процентов всех иракцев, прибывших в Европу, — или 1,5% населения Сёдертелье. Для сравнения: США и Канада вместе приняли у себя на протяжении того же года 1 027 иракцев.

Любопытно, что в 2011 году больше людей эмигрировали из Швеции, чем в 1887-м, году, когда эмиграция в США находилась на пике. Сейчас основной поток идет в Норвегию, Данию и другие европейские страны, но также и в США и Китай.

Познакомьтесь с обосновавшейся в Швеции сомалийской сборной по бенди: одна из удивительных историй об интеграции.

Пять главных причин для миграции в Швецию:

  • Воссоединение с семьей

Люди, мигрирующие с целью воссоединиться с близкими родственниками, составляют одну из наиболее крупных групп иммигрантов. В 2014 году более 40 000 человек получили вид на жительство в Швеции и смогли приехать, чтобы жить вместе со своими семьями и близкими родственниками. Наиболее часто представленными в этой группе нациями стали сирийцы, сомалийцы и лица без гражданства или апатриды, утратившие гражданство или не имевшие его с момента рождения.

  • Убежище

Швеция подписала Женевскую конвенцию ООН о статусе беженцев, подразумевающую, что страна дает обещание рассматривать дела и предоставлять убежище людям, претендующим на статус беженца, на основании положений Конвенции. Большинство тех, кто подал прошение об убежище в 2014 году, приехали из Сирии, Эритреи или были лицами без гражданства.  Количество беженцев, приехавших в Швецию, между 2010-м и 2014-м годами, выросло почти втрое — с 12 130 до 35 642 соответственно.

  • Работа

В Швеции продолжается бум индустрии старт-апов и технологий, и поэтому множество иностранных специалистов — особенно в сфере IT — подыскивают себе высокооплачиваемую работу именно в этой стране. В 2012 было выдано примерно 20 000 разрешений на работу: пиковый год по этому показателю. Топ-тремя странами, представленными в этой группе, оказались Таиланд, Индия и Китай. Узнайте больше о работе в Швеции на sweden.ru.

  • Учеба

Китайские студенты по-прежнему составляют самую многочисленную группу мигрантов в Швецию из тех, кто приезжает учиться. Именно им в 2014 году была выдана одна пятая всех разрешений на учебу; за ними следуют индийские и американские студенты. Узнайте больше об учебе в Швеции на sweden.ru.

  • Любовь

Их обычно называют «love refugees» — «беженцы по любви»: это те иммигранты, которые приезжают в Швецию, влюбившись в жителя или жительницу Швеции, — либо в момент пребывания в Швеции, либо после знакомства, состоявшегося где-то за рубежом. Обычно их оформляют по линии «мигрирующих с целью воссоединения с семьей», однако этот род иммигрантов выделяются в отдельную группу в силу того, что причиной для их миграции является новообретенная любовь. Узнайте больше о — настоящей — шведской семье на sweden.ru.

Ширван, беженец, пострадавший от войны

Коротко о Ширване:

  • Возраст: 21 год
  • Из: региона Курдистан в Ираке
  • Прихал в Швецию: В 2007, без родителей

Фильм о Ширване — часть проекта «Ферма — где-то в Швеции», производство ROT: nagonstansisverige.se.

Линда Самир Мутави, вышла замуж за шведа

Portrait of Linda MutawiЛинда Самир Мутави переехала в Стокгольм в 2013 году, чтобы жить со своим шведским супругом. Фото: Лола Акинмаде Окерстрём

Знакомьтесь: это 36-летняя Линда Самир Мутави, кинопродюсер и администратор съемочной группы. Сама родом из Палестины, она провела детство в Иордании, где живут ее родители. У нее двойное британско-иорданское подданство, и она перебралась в Швецию в 2013-м.

Каждый год тысячи мигрантов переезжают в Швецию, чтобы быть вместе со своими партнерами. Линда как раз одна из них. «Мы с моим шведским мужем познакомились на Каннском кинофестивале еще в 2011-м, где оба оказались по работе», рассказывает Линда.

К тому моменту, когда у них завязались отношения и они вступили в брак, ситуация с работой у ее мужа была более стабильной. Прикинув, как лучше поступить, они сочли более разумным переезд Линды в Швецию. «При том,  что сейчас происходит на Ближнем Востоке, и с политикой, и с экономикой, нам показалось, что будет правильнее, если  перееду я»,  добавляет она.

Все сначала

Переезд в другую страну всегда требует много сил, особенно в первый год. «Я знала, что мне придется заново начинать жизнь в чужой стране, где говорят на незнакомом языке. Мне нужно было найти работу, найти друзей, и самой обустроить себе гнездо»,  объясняет Линда, которая пока еще не вполне свободно изъясняется по-шведски. Недавно она поступила на языковые курсы  Swedish for Immigrants, которые бесплатно предлагают муниципальные власти.

«(Но) Стокгольм всегда казался мне одним из самых красивых городов, где я когда-либо бывала. Многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся на родине в повседневной жизни, здесь просто-напросто отсутствуют», добавляет она.

Линда указывает, что в Швеции функционирует организованная и современная система — действительно работающая. Поначалу, однако, она  беспокоилась, что известные «дефицит  непосредственности, чересчур серьезное отношение к необходимости следовать социальным установкам, чрезмерная  зарегулированность здешней жизни» окажутся для нее, продукта «более экспрессивной культуры», слишком большим испытанием.

При том, что она провела в Швеции относительно недолгое время, Линда чувствует, что неплохо интегрировалась в общество и что по большей части обязана этим своей семье и друзьям. Муж и его семья, их круг общения —  в основном шведы, так что еще до переезда у нее было несколько шведских друзей.

«А еще мне приходилось жить и в Европе, и на Ближнем Востоке, я путешествовала и жила в самых разных странах, так что я легко адаптируюсь к новой среде и новым людям,  подчеркивает Линда. Плюс шведы весьма дружелюбны. Оказалось, они очень сердечные и открытые люди, и, разумеется, это страшно важно: чувстовать, что тебя готовы принять в твой новый круг».

Равновесие между работой и жизнью

Швеция представляется ей достойной моделью того, как следует принимать беженцев. Она считает, что такая политика  приводит к притоку значительного количества иностранцев, стремящихся  к более высокому качеству жизни  — которым как раз и славится Швеция.  Однако вопросы интеграции должны обсуждаться более тщательно и приводить к практическим действиям, добавляет она.

Линда ждет не дождется, когда сможет открыть для себя те районы страны, которые она еще не видела, и пытается узнать все, что только получится, о своем новом доме. «Мне ужасно нравится жить в городе, который вдохновляет тебя буквально на каждом углу; здесь столько истории, столько культуры, и всегда найдется что-то новое, чего еще не знаешь, добавляет она. Мне нравится, что работа и жизнь здесь уравновешивают друг друга, и эта система замечательно функционирует».

«Конечно, и у меня бывали сложности,  добавляет Линда, но в целом я тут очень счастлива».

С Линдой Самир Мутави беседовала Лола Акинмаде Окерстрём.

Читать

Война в Ираке и миграция внутри ЕС

В 2001 году Швеция присоединилась к Шенгену — соглашению, подразумевающему открытие границ между ней и другими государствами-членами Европейского Союза (ЕС); это означало, в том числе, приток в Швецию граждан других стран ЕС, стремящихся найти работу и любовь. В целом миграция — как в Швецию, так и из нее — после 2000 года выросла.

Почти 29 000 человек из стран за пределами ЕС и Европейской экономической зоны (ЕЭЗ) приехали в Швецию ради работы на протяжении 2000-х. Глава департамента СМИ шведской Миграционной Службы Фредрик Бенгтссон говорит: «В Европе Швеция является ключевым направлением и страной, предоставляющей убежище для нуждающихся в защите».

Сёдертелье, небольшой город, расположенный к югу от Стокгольма, яркий пример, в высшей степени показательный. В 2007 году город принял 1 268 иракцев, что составляет 5 процентов всех иракцев, прибывших в Европу, — или 1,5% населения Сёдертелье. Для сравнения: США и Канада вместе приняли у себя на протяжении того же года 1 027 иракцев.

Любопытно, что в 2011 году больше людей эмигрировали из Швеции, чем в 1887-м, году, когда эмиграция в США находилась на пике. Сейчас основной поток идет в Норвегию, Данию и другие европейские страны, но также и в США и Китай.

Познакомьтесь с обосновавшейся в Швеции сомалийской сборной по бенди: одна из удивительных историй об интеграции.

Пять главных причин для миграции в Швецию:

  • Воссоединение с семьей

Люди, мигрирующие с целью воссоединиться с близкими родственниками, составляют одну из наиболее крупных групп иммигрантов. В 2014 году более 40 000 человек получили вид на жительство в Швеции и смогли приехать, чтобы жить вместе со своими семьями и близкими родственниками. Наиболее часто представленными в этой группе нациями стали сирийцы, сомалийцы и лица без гражданства или апатриды, утратившие гражданство или не имевшие его с момента рождения.

  • Убежище

Швеция подписала Женевскую конвенцию ООН о статусе беженцев, подразумевающую, что страна дает обещание рассматривать дела и предоставлять убежище людям, претендующим на статус беженца, на основании положений Конвенции. Большинство тех, кто подал прошение об убежище в 2014 году, приехали из Сирии, Эритреи или были лицами без гражданства.  Количество беженцев, приехавших в Швецию, между 2010-м и 2014-м годами, выросло почти втрое — с 12 130 до 35 642 соответственно.

  • Работа

В Швеции продолжается бум индустрии старт-апов и технологий, и поэтому множество иностранных специалистов — особенно в сфере IT — подыскивают себе высокооплачиваемую работу именно в этой стране. В 2012 было выдано примерно 20 000 разрешений на работу: пиковый год по этому показателю. Топ-тремя странами, представленными в этой группе, оказались Таиланд, Индия и Китай. Узнайте больше о работе в Швеции на sweden.ru.

  • Учеба

Китайские студенты по-прежнему составляют самую многочисленную группу мигрантов в Швецию из тех, кто приезжает учиться. Именно им в 2014 году была выдана одна пятая всех разрешений на учебу; за ними следуют индийские и американские студенты. Узнайте больше об учебе в Швеции на sweden.ru.

  • Любовь

Их обычно называют «love refugees» — «беженцы по любви»: это те иммигранты, которые приезжают в Швецию, влюбившись в жителя или жительницу Швеции, — либо в момент пребывания в Швеции, либо после знакомства, состоявшегося где-то за рубежом. Обычно их оформляют по линии «мигрирующих с целью воссоединения с семьей», однако этот род иммигрантов выделяются в отдельную группу в силу того, что причиной для их миграции является новообретенная любовь. Узнайте больше о — настоящей — шведской семье на sweden.ru.

Ширван, беженец, пострадавший от войны

Коротко о Ширване:

  • Возраст: 21 год
  • Из: региона Курдистан в Ираке
  • Прихал в Швецию: В 2007, без родителей

Фильм о Ширване — часть проекта «Ферма — где-то в Швеции», производство ROT: nagonstansisverige.se.

Линда Самир Мутави, вышла замуж за шведа

Portrait of Linda MutawiЛинда Самир Мутави переехала в Стокгольм в 2013 году, чтобы жить со своим шведским супругом. Фото: Лола Акинмаде Окерстрём

Знакомьтесь: это 36-летняя Линда Самир Мутави, кинопродюсер и администратор съемочной группы. Сама родом из Палестины, она провела детство в Иордании, где живут ее родители. У нее двойное британско-иорданское подданство, и она перебралась в Швецию в 2013-м.

Каждый год тысячи мигрантов переезжают в Швецию, чтобы быть вместе со своими партнерами. Линда как раз одна из них. «Мы с моим шведским мужем познакомились на Каннском кинофестивале еще в 2011-м, где оба оказались по работе», рассказывает Линда.

К тому моменту, когда у них завязались отношения и они вступили в брак, ситуация с работой у ее мужа была более стабильной. Прикинув, как лучше поступить, они сочли более разумным переезд Линды в Швецию. «При том,  что сейчас происходит на Ближнем Востоке, и с политикой, и с экономикой, нам показалось, что будет правильнее, если  перееду я»,  добавляет она.

Все сначала

Переезд в другую страну всегда требует много сил, особенно в первый год. «Я знала, что мне придется заново начинать жизнь в чужой стране, где говорят на незнакомом языке. Мне нужно было найти работу, найти друзей, и самой обустроить себе гнездо»,  объясняет Линда, которая пока еще не вполне свободно изъясняется по-шведски. Недавно она поступила на языковые курсы  Swedish for Immigrants, которые бесплатно предлагают муниципальные власти.

«(Но) Стокгольм всегда казался мне одним из самых красивых городов, где я когда-либо бывала. Многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся на родине в повседневной жизни, здесь просто-напросто отсутствуют», добавляет она.

Линда указывает, что в Швеции функционирует организованная и современная система — действительно работающая. Поначалу, однако, она  беспокоилась, что известные «дефицит  непосредственности, чересчур серьезное отношение к необходимости следовать социальным установкам, чрезмерная  зарегулированность здешней жизни» окажутся для нее, продукта «более экспрессивной культуры», слишком большим испытанием.

При том, что она провела в Швеции относительно недолгое время, Линда чувствует, что неплохо интегрировалась в общество и что по большей части обязана этим своей семье и друзьям. Муж и его семья, их круг общения —  в основном шведы, так что еще до переезда у нее было несколько шведских друзей.

«А еще мне приходилось жить и в Европе, и на Ближнем Востоке, я путешествовала и жила в самых разных странах, так что я легко адаптируюсь к новой среде и новым людям,  подчеркивает Линда. Плюс шведы весьма дружелюбны. Оказалось, они очень сердечные и открытые люди, и, разумеется, это страшно важно: чувстовать, что тебя готовы принять в твой новый круг».

Равновесие между работой и жизнью

Швеция представляется ей достойной моделью того, как следует принимать беженцев. Она считает, что такая политика  приводит к притоку значительного количества иностранцев, стремящихся  к более высокому качеству жизни  — которым как раз и славится Швеция.  Однако вопросы интеграции должны обсуждаться более тщательно и приводить к практическим действиям, добавляет она.

Линда ждет не дождется, когда сможет открыть для себя те районы страны, которые она еще не видела, и пытается узнать все, что только получится, о своем новом доме. «Мне ужасно нравится жить в городе, который вдохновляет тебя буквально на каждом углу; здесь столько истории, столько культуры, и всегда найдется что-то новое, чего еще не знаешь, добавляет она. Мне нравится, что работа и жизнь здесь уравновешивают друг друга, и эта система замечательно функционирует».

«Конечно, и у меня бывали сложности,  добавляет Линда, но в целом я тут очень счастлива».

С Линдой Самир Мутави беседовала Лола Акинмаде Окерстрём.

Обновлено: 24/03/2015