СЮЗАНА: «На моих глазах девочка упала»

Читать

Фото: Александр Махмуд

СЮЗАНА: «На моих глазах девочка упала»

Я родилась в Сараево. И где бы ни оказывалась, я всюду мечтала о родном городе. В нём всё переменилось после того, как началась эта проклятая война. Мы спасались от неё в подвале дома. Прятались там четыре месяца и ни разу не выходили наружу.

Наконец, мы смогли подняться наверх. А если четыре месяца сидеть взаперти, то первое, что хочется сделать — просто попрыгать по лужам. Большим таким лужам — от асфальта на городских тротуарах после бомбёжек и артобстрелов мало что оставалось. Вдруг опять завыли сирены. Рядом со мною была моя лучшая подруга. Мы обе, помню, были одинаково одеты: красные кеды, комбинезон и толстовка поверх майки в горошек.

Особым послушанием мы не отличались. Услышав сирену, я ей стала кричать: «Побежали назад, вниз!» — а подруга так и прыгала дальше по лужам.

Граната угодила прямо в неё. На моих глазах она упала. До укрытия, где была моя мама, я добралась в одиночку. Сказала ей, что с подругой мне просто стало скучно — мол, она только в луже сидит и на меня дуется. Но мама, естественно, всё поняла. Она поняла, что случилось.
Мы перенесли тело в подвал и там же похоронили её. Я помню, как напоследок склонилась над ней и произнесла: «Знаешь, отныне у меня будет две жизни. Я проживу их за тебя и за себя».

Потом мы приехали в Швецию, в страну, в которой я встретила столько сочувствия и красоты. А может, это была моя детская впечатлительность и наивность. Я шагала по этим улицам, ощущая себя принцессой. Это оттого, что мама была такой мудрой: она внушила мне, будто все шведы улыбаются, потому что хотят, чтобы я осталась в этой стране. Однажды к нашему приюту для беженцев пришло очень много людей. Я слышала, как они скандируют: «Сюзана, Сюзана!», и думала: «Ничего себе, они там все собрались из-за меня!» Я пошла в самую гущу толпы, стала приветствовать каждого. И только тогда поняла, что люди выкрикивали не моё имя, а созвучное ему название самой большой шведской партии.

Потом мы вернулись в Боснию. Мне не хватало там шведских булочек с корицей, хот-догов и настоящего Рождества. И мы снова вернулись в Швецию. Но тут мне недоставало сплочённости, дружбы, которую я познала в детстве. А сегодня я часто спрашиваю здесь у людей: «Чем лично вам помешали сирийцы, приехавшие в страну за последнее время? Может, не знаю, меньше еды теперь на прилавках стало? Электричество отключили? Не хватает врачей?» Но обычно люди отвечают, что на них лично этот поток беженцев никак не повлиял. И я спрашиваю их: «Так за что же вы их осуждаете? Что вас злит?..»

Подробнее об этом — в разделе ”Швеция и миграция”.

56%

беженцев в Швеции в 90-х годах были из Боснии.

В 90-е годы бывшую Югославию охватили кровопролитные войны, которые сопровождались этническими чистками.
В 1994-м, на пике балканской миграции, в Швецию бежало свыше 40 тысяч человек. Большинство прибыло из Боснии и Герцеговины.

Подробнее об этом — в разделе ”Швеция и миграция”

Обновлено: 28/04/2017