Если Вы ищете сайт Посольства Швеции в Российской Федерации, вам (сюда).

Close

Шведские политики: 10 ошибок, изменивших карьеры

Шведская политическая жизнь — особое явление даже по меркам других демократических стран: на карьеру самого видного политика может повлиять одно опрометчивое слово или действие. Ответственность перед обществом — обязательна. Редактор “Медузы” Александр Поливанов приводит 10 примеров того, как ошибки шведских политиков отражались на их будущем.

Читать

Шведские политики: 10 ошибок, изменивших карьеры

Шведская политическая жизнь — особое явление даже по меркам других демократических стран: на карьеру самого видного политика может повлиять одно опрометчивое слово или действие. Ответственность перед обществом — обязательна. Редактор “Медузы” Александр Поливанов приводит 10 примеров того, как ошибки шведских политиков отражались на их будущем.

1.  0,2 промилле

Шведские политики, даже в должности министра, не всегда ездят с водителем. И иногда это стоит им и должности, и политической карьеры.

Аида Хадзиалич когда-то считалась одной из главных молодых звезд шведской политики. Уроженка Боснии и мусульманка, она вместе с семьей покинула Югославию в пятилетнем возрасте, когда на Балканах началась война. В 16 лет Хадзиалич вступила в молодежную организацию Cоциал-демократической партии Швеции и с тех пор сочетала образование и политическую карьеру. Уже в 19 лет она вошла в городской совет Хальмстада, а в 27 — стала самым молодым министром в истории Швеции.

В правительстве Хадзиалич отвечала за вопросы образования в старших классах (по-шведски – в гимназии) — но недолго. Она была назначена на пост в октябре 2014-го, а уже в августе 2016-го вынуждена была уйти: при рутинной полицейской проверке в крови сидевшей за рулем Хадзиалич были обнаружены 0,2 промилле алкоголя.

По словам самой Хадзиалич, она ехала из Копенгагена в Мальмё. В столице Дании она была на концерте, а перед этим поужинала и выпила два бокала вина. Хадзиалич решила, что к вечеру алкоголь выветрится, и села за руль. Она полностью признала вину и сама подала в отставку до того, как скандал был раздут прессой, так что шансы на возобновление карьеры у нее достаточно высокие.

Как отмечала шведская национальная газета Dagens Nyheter, если бы полицейские остановили Хадзиалич в Дании, а не в Швеции, ее политической карьере ничего бы не угрожало — в Дании разрешено водить, если уровень алкоголя в крови не превышает 0,5 промилле.

Аида Хадзиалич немедленно признала свою ошибку и ушла в отставку. Ее шансы на возвращение в большую политику оцениваются как высокие. Фото: Франки Фугантан

2. Дело — труба

Эрик Альмквист, Кент Экерот и Кристиан Вестлинг — шведские политики из правой партии Шведские демократы. Соран Исмаил — комик курдского происхождения, почти всю жизнь проживший в Швеции. В 2010 году они случайно встретились на улице, поссорились (на стороне Исмаила было еще двое — женщина и мужчина), и эта ссора сильно повлияла на судьбу троих политиков.

Тогда Шведские демократы еще не входили в парламент, но запись ссоры была опубликована, когда партия попала в риксдаг, а Альмквист стал депутатом. Все трое политиков оскорбляли Исмаила — в частности, много раз было употреблено “babbe”, оскорбительное сленговое слово, обозначающее мигранта. Альмквист, в частности, сказал: “Это моя страна, а не твоя”. В конце ссоры все трое политиков вооружились железными трубами с близлежащей стройки, поэтому в шведской прессе дело получило название “скандала с железными трубами”.

Последствия скандала оказались суровыми: Альмквист не только ушел из парламента, но и завязал с политикой в целом и сейчас живет в Венгрии.

3. Налоговые чудеса

Этой истории больше 30 лет, но она настолько показательна, что ее невозможно не упомянуть. Министр юстиции Уве Райнер вынужден был закончить с политической карьерой, хотя формально не нарушил никаких законов. Он скомпрометировал себя морально.

Как выяснила газета Aftonbladet, Уве Райнер с помощью легальных схем сократил свой подоходный налог до минимума. Для социал-демократа такой поступок был по меньшей мере странным: партия выступает за высокие налоги, которые потом распределяются во благо всего общества. Возможно, шведы закрыли бы на это глаза, если бы Райнер получал невысокую зарплату, но нарушения пришлись на то время, когда он руководил всей Шведской почтой — и получал за это зарплату топ-менеджера (более двух миллионов крон в год).

По протекции Улофа Пальме Райнер перешел в Верховный суд Швеции, но проработал там всего девять дней. Пресса продолжала раскручивать его скандал с финансами: оказалось, он выводил — опять-таки легальными, но сомнительными с точки зрения морали способами — деньги из Швеции в Швейцарию.

4. Отказ пожать руку

Член Партии зеленых Ясри Хан считался перспективным молодым политиком и претендовал на место в правлении.  У него выдался очень неудачный апрель 2016 года — Хан одновременно дал резонансное интервью и не пожал руку журналистке. Вместо этого, согласно своим религиозным взглядам, он прижал руку к сердцу. Именно этот жест стал причиной недовольства Ханом как внутри партии, так и среди сторонних наблюдателей, и он вынужден был покинуть “зеленых”.

Хан заявил, что в его жесте не было ни неуважения, ни тем более сексизма. “Для меня важнее не как люди здороваются, чтобы выразить почтение друг другу, а то, что они вообще это делают”, — писал он.

По его словам, “некоторые (при встрече) обнимаются, некоторые целуются, некоторые трутся носами”, но решать, насколько интимным должно быть приветствие, должен сам человек, это его личный выбор. В Партии зеленых оправданий Хана не оценили: члены партии должны относиться к мужчинам и женщинам одинаково, и точка.

Ясри Хан считался одним из самых перспективных молодых политиков в Партии зеленых.

5. Слишком жаркие поцелуи

Если Хан лишился своего поста за то, что не стал пожимать руку журналистке, то статс-секретарь (помощник) премьер-министра Фредрика Рейнфельдта Ульрика Шенстрём — за то, что, напротив, слишком тесно общалась с представителем медиа.

В конце октября 2007 года фотограф Aftonbladet сделал несколько снимков, на которых отчетливо видно, как один из влиятельных шведских политиков (журнал Focus ставил ее на 17-е место в Королевстве) пьет вино и целуется с политическим обозревателем телеканала TV4 Андерсом Пильбладом.

Ни Пильблад, ни Шенстрём факт поцелуя не признали — по их словам, они просто общались; между ними не было никакой близости. Тем не менее, одних подозрений оказалось достаточно для скандала. Во-первых, они встречались и выпивали в рабочее время Шенстрём. Во-вторых, у нее, очевидно, был конфликт интересов — как помощник премьер-министра она знала многое, что могло интересовать политического обозревателя. В-третьих, она могла «брать взятку» в виде алкогольных напитков — ведь счет оплатил Пильблад (в шведской прессе отдельно указывалось, что он составил 945 крон, больше ста долларов по текущему курсу).

Фредрик Рейнфельдт, судя по его высказываниям в прессе, переживал по поводу ухода своей ближайшей соратницы, но сделать ничего не мог: в противном случае скандал мог бы повлиять и на его карьеру.

6. Ссора с охранником

Анна Шёдин возглавляла молодежную организацию Социал-демократической партии и одновременно делала карьеру в Международном союзе молодых социалистов. В 2006 году она вынуждена была покинуть свой пост из-за скандала в баре Crazy Horse.

29 января она, вместе с коллегами отдыхала в Crazy Horse. Около двух часов ночи охранники решили, что Шёдин слишком много выпила и попросили ее покинуть заведение, но она отказывалась. После этого начались громкие препирательства с охраной. Один из охранников по имени Бабак Ямеи якобы назвал Шёдин “проституткой”, а она допустила в его адрес расистский комментарий. Что было дальше, доподлинно неизвестно, но Шёдин стали судить сразу по четырем обвинениям, в том числе “насилие по отношению к должностному лицу”.

Обвинение требовало для Шёдин тюремный срок, однако суд в итоге присудил ей принудительные работы и штраф. Сама Шёдин вины не признала.

7. Дело Toblerone

Мона Салин в середине 1990-х годов считалась одной из претенденток на пост руководителя всей Социал-демократической партии Швеции (и, с большой долей вероятности, — на пост премьер-министра) — но ее карьере помешало так называемое “дело Toblerone”. Газета Expressen выяснила, что Салин использовала партийную банковскую карту для личных покупок — в том числе шоколадок Toblerone.

Сама Салин утверждала, что эти покупки были формой аванса, кредита перед зарплатой, и что так могли поступать и другие члены партии — тем более, что правила использования таких карт были к тому времени прописаны недостаточно детально. Ее пресс-секретарь добавлял, что карты принимали не везде, и поэтому Салин использовала что-то типа взаимозачета — где-то использовала личные деньги, зато потом платила по партийной карте.

Уже после того как Салин подала в отставку, специальное расследование признало, что никакого преступления она не совершала. Заручиться доверием однопартийцев и возглавить Социал-демократов Швеции она смогла лишь десять с лишним лет спустя, в 2007 году. Пост премьер-министра Моне Салин занять так и не удалось.

Мона Салин руководила Социал-демократической партией Швеции в 2007-2011 гг. Фото: Cоциал-демократическая партия

8. Изображая пуделя

Социал-демократ Ян У. Карлссон много раз оказывался на первых полосах газет — то из-за того, что устроит вечеринку за казенный счет у себя дома, то из-за грубых высказываний в адрес других политиков (президента США Джорджа Буша он называл “чертовым техасцем”). В 2002 году пресса обсуждала то, что Карлссон получал две зарплаты — одну как министр, а другую — в Европейском суде. Политик принес такие глубокие извинения, что стратег по коммуникации Пол Йебсен сравнил его действия с поведением пуделя, который провинился и хочет заслужить прощения хозяина, ложась на спину и шевеля передними лапами.

Выражение göra en hel pudel (буквально: “изображать полного пуделя”) прижилось; причем не только в шведском, где его стали использовать для всех извинений чиновников, но и, скажем, в английском — в Великобритании его первым употребила газета The Financial Times. Вслед за hel pudel стали употреблять и halv pudel (“наполовину пудель”) — это когда извинения были, но далеко не самые полные и искренние. О популярности выражения можно судить хотя бы по тому, что ему уделено несколько абзацев в статье про пуделя в шведской Википедии.

Кстати, Карлссон, вопреки шведским традициям, сумел сохранить все свои посты. Его извинения точно были hel, а не halv pudel.

9. Неправильная парковка

Все предыдущие истории были про политиков государственного масштаба, но и на региональном уровне за политиками следят очень внимательно. Например, в Гётеборге представитель Народной партии (Либералы) Эрик Литандер вынужден был покинуть свой пост в городском совете из-за того, что не оплатил 47 штрафов за неправильную парковку на 18 тысяч крон. Все штрафы были выписаны на служебную машину Литандера.

Член Народной партии полностью признал свою вину и оплатил штрафы. Более того, он написал в местную газету Göteborgs-Posten покаянную колонку, в которой извинился перед горожанами, но не смог не заметить, что дела с парковкой во втором по величине городе Швеции обстоят неважно — мест постоянно нет, а те, что есть — феноменально дорогие.

“В такой ситуации у меня и моих соседей есть выбор: либо, как поступают многие, просто получать несколько штрафов в месяц; либо — арендовать частный гараж за 1000-1500 крон в месяц, либо надеяться на место в муниципальном гараже, но в него стоит многолетняя очередь”, — писал чиновник. Возможно, с точки зрения экономии он выбрал правильный вариант; с точки зрения карьеры — точно нет.

10. Секс за деньги

Блестящий финансист и политик с мировым именем, Свен Отто Литторин чем только не занимался. В начале 1990-х он спасал от кризиса шведские банки (и именно его рецепты Нобелевский лауреат Пол Кругман рекомендовал впоследствии для выхода из кризиса 2008 года), затем — строил политическую карьеру в Умеренной коалиционной партии, а в 2006 году — стал министром занятости в правительстве. В нем он проработал до 2010 года, пока не оказался замешан в сексуальный скандал.

Газета Aftonbladet обнаружила женщину, которая якобы спала со Свеном Отто Литторином за деньги. Со страниц издания женщина рассказала, как он ее нашел, где прошло свидание, сколько он заплатил за него — и другие подробности. Как только издание обратилось за комментариями к самом Литторину, он подал в отставку “по личным мотивам”.

“Мои дети для меня важнее работы”, — объяснил Литторин, который как раз в это время вел судебное разбирательство с женой: пара решала, с кем будут жить их дети.

Обновлено: 11/11/2016