Как я стал папой в Швеции

Быть папой в Швеции – что за этим стоит? Шведское общество известно равноправием в семье и высоким уровнем социальных гарантий. Как это работает на практике – для мужчин, становящихся отцами? Пять пап, переехавших в Швецию из России и стран бывшего СССР, делятся своими историями со Sweden.ru.

Читать

Фото: Симон Паулин/imagebank.sweden.se

Как я стал папой в Швеции

Быть папой в Швеции – что за этим стоит? Шведское общество известно равноправием в семье и высоким уровнем социальных гарантий. Как это работает на практике – для мужчин, становящихся отцами? Пять пап, переехавших в Швецию из России и стран бывшего СССР, делятся своими историями со Sweden.ru.

Дима Брандт, маркетолог, Гётеборг

Уйти в декрет было само собой разумеющимся поступком. Папа и мама должны принимать одинаковое участие в воспитании и развитии ребенка, а как иначе? Я часто вижу в парках города именно пап с колясками, тут это не считается чем-то особенным. В шведской экономике мужчины и женщины занимают равное место, поэтому у женщин тоже должна быть возможность заниматься карьерой. Маша (мы в гражданском браке, в Швеции это называется sambo) давно мечтала сменить работу, и ей удалось это сделать, когда я ушел в отпуск по уходу за Тео, так зовут нашего сына.
Когда мы узнали, что у нас будет ребенок, я предупредил всех на работе, что скоро уйду в декрет на полгода-год – чтобы было время найти мне замену.

Я присутствовал при родах. На мой взгляд, все прошло ровно, без сложностей. И я, и Маша успели до этого как следует подготовиться, почитать соответствующую литературу. Если честно, я себя чувствовал там бесполезным, но Маша говорит, что ей было важно мое присутствие и что это ей роды облегчило.

Дима Брандт. Фото: Мария Эрландсен

В Швеции удобно то, что можно взять отпуск на месяц обоим родителям одновременно (при условии, что ребенку меньше года). Мы так и сделали. За это время успеваешь перестроиться, осознать свою роль как ответственного родителя. Этот самый первый месяц был для нас важным подготовительным периодом. Маша поняла, что я справляюсь, что мне можно доверять, что я без проблем нахожу с ребенком общий язык. Этот опыт дал мне понимание, насколько это иногда тяжело – ухаживать за ребенком; сколько усилий, энергии и времени тратит мать. Если на себе не прочувствуешь, сам не побываешь в этой роли – может показаться, что все легко и просто. Кроме того, я считаю, что пойти в декретный отпуск – это была моя обязанность. Если уж захотел завести ребенка – будь добр.

На момент моего сольного выхода в декрет Тео уже почти исполнился год. С ним можно теперь и поиграть, и книжку ему почитать, он начал ходить, бегать, говорить. Когда Маша cидела с ним дома, ей, наверно, было не так интересно как сейчас мне: меньше обратной связи. С другой стороны, возможно, ей было полегче, так как он больше спал. Хоть я и оставался с ним один дома и раньше, декрет себе представлял по-другому. Я думал, ребенок будет много спать, а я тем временем смогу заняться своим фотопроектом, буду снимать виды города. Когда же я вышел в декретный отпуск, Тео перестал подолгу спать днем и, конечно, про фотопроект пришлось забыть. Но я не сильно расстроился: для меня важно быть частью развития сына и я с удовольствием провожу с ним все время.

Мне повезло – мой лучший друг ушел в декрет одновременно со мной, и теперь мы часто встречаемся и вместе гуляем с детьми. Тео у нас спокойный – спит с восьми вечера до восьми утра. Я как сейчас за всю жизнь не высыпался. В восемь утра он просыпается, мы завтракаем вместе, и потом он играет дома или мы идем на улицу, он на качелях качается. После обеда спит. Если он спит час-два, то я в это время занимаюсь уборкой дома или еду готовлю. А если засыпает часа на три, то и поработать немножко успеваю.

Потом мы обычно отправляемся в какой-нибудь музей. Вообще, у нас в городе очень многое приспособлено для детей. В Гётеборге есть четыре крупных музея, и в каждом — специальная площадка с играми и игрушками, рассчитанная на детей до двух лет. И там я тоже в основном вижу пап с детьми. Есть еще очень полезный сайт www.rullavagn.nu («Кати коляску») – это отличный ресурс, где можно найти других родителей с детьми такого же возраста, живущих по соседству, и организовать общий досуг. Там все просто: заходишь, регистрируешься, указываешь в профиле, где живешь, какие у тебя интересы, и другие папы и мамы тебя находят. Тебе отправляют сообщение: «Я бы завтра хотел(а) там-то в такое-то время прогуляться», — и вы договариваетесь о встрече. Этот сайт, кстати, создал один мой знакомый. Дело было так: он сам сидел с ребенком три-четыре года назад и понял, что ему не хватает общения с другими родителями. С тех пор сайт разросся и через него можно найти себе компаньонов для прогулок с колясками практически в любом шведском городе.

Декретный отпуск дал мне возможность узнать сына лучше. Если в первые дни со мной он говорил «мама», то сейчас у него все время — «папа». Он чувствует себя со мной комфортно. Если заплачет или чего-то испугается, то сразу идет ко мне. Важно, чтобы у него в жизни было два человека, которые могли бы его поддержать.

Мне кажется, шведский минимум — 90 дней отпуска, которые может взять только папа или партнер рожающей, — нужно было бы увеличить хотя бы до четырех-пяти месяцев. В Швеции сейчас, насколько я знаю, около 27% от общего количества декретных дней берут папы. Родители во многих странах с патриархальным укладом позавидовали бы этому. А шведы недовольны: мало. Сам я собираюсь опять выходить в отпуск по уходу за ребенком летом 2018 года.

Влад Степанов. Фото: Зульфия Нураева

Влад Степанов, менеджер по развитию бизнеса, Лидингё

Мы переехали из Санкт-Петербурга. Я работал в телекоммуникационной компании, принадлежавшей шведам, и мне предложили работу в штаб-квартире. Мы решили не упускать шанс, хотя для моей жены это и было шагом назад: в Санкт-Петербурге она работала директором представительства международного рекламного агентства. Рынок квалифицированной рабочей силы в Швеции достаточно узкий, особенно если речь идёт о рекламном бизнесе, а зовут тебя при этом Анастасия Степанова. Какое-то время жена даже работала в Петербурге, а по выходным ездила в Швецию. Но потом, когда выяснилось, что беременна, она вернулась в Стокгольм.

Беременность протекала без проблем. В роддоме тоже особых затруднений не возникло, несмотря на то, что это у нас было в первый раз. Языковой барьер разве что. Жена знает и шведский, и английский, но, тем не менее, представьте: рожать в первый раз за границей. А так персонал был идеальный. К жене приставили двух медсестер, которые все время за ней наблюдали. У нас сложилось впечатление, что местные врачи – они, скорее, не врачи, а психологи. Они тебя не лечат в первую очередь, а помогают успокоиться. Еще понравилось, что сразу после родов домой никто ехать не заставляет – можно пару дней пожить в гостинице для рожениц, похожей на отель, за символическую плату в 100 крон.
Первые месяцы после рождения ребенка, конечно, важный период – мы готовились как могли. Я взял декрет на два месяца, еще четыре месяца растянул на два года.

Поначалу у меня было слабое представление как о том, что значит быть в отпуске по уходу за ребенком, — так и о том, какие у меня права с точки зрения трудового права. В России я не сталкивался с тем, чтобы отцы брали декрет. В первую очередь, приятно удивило отношение к декретному отпуску на работе. Многие мои коллеги-мужчины уже успели побывать в декрете, а у меня такого опыта не было. Здесь тебе готовы дать хоть все шесть месяцев декрета сразу, если захочешь. Единственное неудобство – декретный отпуск нельзя взять до рождения ребенка. Мы же не знали, когда будут роды, хотелось заранее подстраховаться. Потом, когда я вышел после декрета на работу, меня жалели, делали поблажки. Смотрели сочувственно: видно, что всю ночь не спал. Говорили, можешь уйти сегодня пораньше, часа в три, а завтра приходи к одиннадцати, не раньше. При этом я чувствовал себя защищенным, уверенным в завтрашнем дне.

Было твердое ощущение, что этот декрет важен не только для меня и мой выбор вызывает уважение у коллег и начальства, а также у государства. И еще удобно, что уже после того, как ты использовал весь декрет, но у тебя, например, ребенок заболел, имеешь право посидеть с ним дома, пока не выздоровеет. И не нужно думать о больничных и о том, как это повлияет на зарплату. Когда мы с женой рассказываем такие вещи друзьям в России, они, как правило, слушают с недоверием.

Когда я впервые пошел в декрет, я не имел ни малейшего представления, что буду два месяца делать. Думал, схожу, как в отпуск, высплюсь и вернусь на работу. Реальность оказалась иной. Ещё я совсем не правильно себе представлял темпы развития и взросления ребенка. Думал – начнет ходить в шесть месяцев, а в годик заговорит. Тогда и начнем с ней общаться. На самом деле, все это больше времени заняло. Поначалу мне казалось, что ребенок слишком часто плакал (на самом деле нет). Накапливалось раздражение. Я-то думал, ребенок спит часов восемь-десять в сутки, а остальное время просто лежит в кроватке. Нет, он не может просто лежать, нужно уделять ему внимание. И важно с ребенком начинать налаживать коммуникацию уже с первых дней, когда он начинает на тебя смотреть. Я этого не понимал. Жена — начитанный человек, она подготовилась. Когда родилась первая дочка, она мне объяснила: «Ты не думай, что ребенок сейчас ничего не понимает, что он как тамагочи, которого нужно просто вовремя кормить. Нужно с ним разговаривать, нужно, чтобы он слышал твой голос, чувствовал твои руки, твой запах…» Я благодарен ей за то, что она меня просветила вовремя.

Первые два месяца было тяжело, потом попроще. Мы постарались сразу обговорить, кто что будет делать в каких ситуациях. По ночам у нас было дежурство. Первая девочка родилась зимой – это неудобное время. Особо на улице не погуляешь, потому что темно. А световой день – очень короткий. И ребенок не понимает, когда день, когда ночь, когда спать, а когда не спать. Понятно, если ребенок спит нестабильно, то один родитель не может с ним не спать всю ночь, а потом еще весь день проводить. У нас было так: полночи я бодрствую, полночи – моя жена.

Как неопытные родители, особенно в первый месяц, мы много суетились и бегали вокруг ребенка. Толку не было никакого. Не было слаженности действий. Кто-то бежит за бутылкой, кто-то бросается одевать — суета. Знаете, как шины переодевают в «Формуле-1»? За шесть секунд это делается. Если несколько человек подойдут к машине и начнут что-то делать одновременно, ничего не получится. Месяцам к шести все стабилизировалось, мы разобрались, как реагировать, если ребенок кричит, как собрать на прогулку, что делать, если раскричался в магазине и так далее. Это только с опытом приходит. Со вторым ребенком побыстрее научились. Мы теперь пытаемся ребенка подстраивать под наш режим, чтобы было легче.

Декрет дал мне важные навыки. Например, я знаю, как можно помыться за 30 секунд, одеться за 30 секунд, поесть за минуту. В плане отношения к жизни – с декретом я понял, как можно эффективно тратить время. Мы часто думаем с женой: что мы вообще делали до рождения первого ребенка? Как проводили семь часов после работы ежедневно? Я не помню, чем наполнялся наш день. Если сравнить с сегодняшним днем – у меня все расписано по минутам. Вначале старшая приходит из садика, ее надо покормить, потом у младшей вечерний сон. И при этом я успеваю почитать книги, четыре раза в неделю бегаю. Я 90% времени провожу с детьми и только 10% времени остается на себя – это время тратится суперэффективно, ни минуты впустую!

Михаил Коэн. Фото: Зульфия Нураева

Михаил Коэн, IT-специалист, Ханинге

Мы с женой переехали в Швецию из Киева, когда мне предложили здесь работу. Старшему ребенку было тогда пять месяцев. Жена вначале была долго без работы, поэтому с ребенком сидела она. Так что я не успел тогда познать в полной мере, что такое декрет.

В Киеве мы рожали в обыкновенном, хотя и довольно новом, роддоме, у врача, с которым заранее договорились. Все прошло отлично, но не покидало ощущение, что роды с партнером — это исключение из правил. Послеродовые палаты не предусмотрены для партнера, если он хочет там остаться, мужа после родов обратно в роддом не пускают (по крайней мере, у нас так было — ссылались на птичий грипп). И еще, нигде нельзя было даже кофе выпить за те 12 часов, что я там провел.

А следующая дочка родилась уже в Швеции. Здесь не всегда можно выбрать роддом и врача, поскольку направляют рожать туда, где будут места, — а с ними сложно. Телефонисты в роддомах работают, как диспетчеры в аэропорту, при необходимости отправляя мам на запасные койки. Но родовое отделение полностью приспособлено к пребыванию пары — есть общая комната отдыха с кофе и закусками. Сразу после родов нам принесли поднос с кофе, соками, бутербродами и шведским флажком. Больница, где мы рожали, имеет в распоряжении один этаж в примыкающей гостинице, куда оправляют новорожденных с родителями на день-два. Номера совершенно обычные — гостиничные, кормят три раза в день. Там есть медсестры и врачи и все обходы они совершают в номерах.

С появлением дочери я уже осознанно решил, что пойду в декрет. В Швеции большинство мужчин моего возраста — коллеги на работе, знакомые и друзья – либо уже побывали в декрете, либо планируют. Поэтому здесь это никого не удивляет. Правда, по моим наблюдениям, мужчины чаще всего берут декретный отпуск, когда ребенку исполнится год или немного больше, непосредственно перед тем, как отдавать в детский сад. Я тоже собирался так поступить. Но когда дочке было шесть месяцев, жене предложили на работе повышение, и нам пришлось переиграть планы. Решили, что досрочно декрет возьму я, а супруга будет работать – мы поделили декрет пополам. Ни коллег, ни начальство мой шаг особенно не удивил. Они, конечно, не ожидали, что это будет так внезапно, но недовольства никто не высказывал.

Я заметил, что в Швеции не принято противопоставлять семью работе. Даже до декретного отпуска я имел возможность настроить рабочий график «под себя» — приходил в офис около семи утра и уходил часа в три – мне нужно было сына забрать из школы. И все в офисе относятся к этому с пониманием. При таком графике у нас остается время не только на детей и ужин, но и на себя. Если бы мы не уехали из Украины, боюсь, все бы сложилось иначе – я видел бы своих детей только по выходным. Там, к сожалению, нагрузка по зарабатыванию денег для семьи традиционно ложится на мужчину, дети – на женщину, а работа и дорога занимают весь день.

Я пока провел в декрете только два месяца, еще шесть месяцев впереди. Мы с дочерью уже синхронизировались: просыпаемся, ложимся спать и едим в одно и то же время. Я живу ее расписанием. Декретный отпуск – это совершенно другой ритм и другое восприятие времени, нежели раньше, когда мои мысли был заняты работой. Я стал намного больше гулять – в день с коляской прохожу по четырнадцать километров. Столько аудиокниг, как за эти два месяца, я, наверно, за всю жизнь не прослушал. А еще я завел блог, где делюсь опытом пребывания в декретном отпуске. К сожалению, откликов от других русскоязычных пап в интернете – немного. Почему? Дети в этом возрасте мужчинам мало интересны, если только не приходится ими заниматься – а, к сожалению, многие сознательно выбирают не заниматься детьми. Я надеюсь, что эта ситуация изменится в будущем, и хотел бы своим примером на нее повлиять.

Конечно, за ребенком смотреть – это не ракеты в космос запускать. Перспектива менять памперсы, кормить и купать ребенка меня изначально не пугала. Правда, сначала было трудновато – дочку нельзя было оставить ни на секунду, да и подзабыли многое после первого декрета. Но за пару недель освоился.

Самый главный страх вначале, который и сейчас иногда дает о себе знать: чем занять ребенка, как развлекать? Она еще не ходит, не ползает – приходится носить на руках. И чтобы приготовить еду, убрать в квартире, да вообще выкроить минуту на себя, чтобы элементарно в туалет отойти – приходилось проявлять изобретательность. Теперь уже проще.

В Швеции есть такая гениальная вещь, как öppna förskolan – открытый детский садик. Это позволяет родителям и малышам разнообразить будни, выйти в общество, познакомиться с новыми людьми, провести время интересно и с пользой. Там я встретился с другими папами в декрете и оказалось, что все мы живем на одной улице. Дети наши, как правило, играют или спят в колясках, а мы говорим про все, что нам интересно: автомобили, инвестиции, недвижимость. У нас подобралась отличная тусовка: вместе бегаем по вечерам, помогаем друг другу, ходим в гости с детьми, если открытый детский сад не работает. Это очень классно, благодаря этому детскому саду я встретил много новых друзей. Даже больше скажу: до декрета у меня не было такой активной социальной жизни, как сейчас!

Я понимаю мам в декрете, которые в социальных сетях жалуются, что им на стенку лезть хочется. Бывает, что им приходится сидеть в декретном отпуске, в России, по крайней мере, по два или по три года. Мужчины при этом работают, дома нет никого, и эта рутина засасывает. У меня пока таких ощущений нет, я радуюсь каждому дню. Мне нравится ежедневно замечать что-то новое в поведении дочери. Недавно, например, она научилась стоять. Жду не дождусь, когда она начнет ползать и ходить. Я уже сейчас думаю о том, как обеспечить безопасность жилища, потому что у нас все ящики в столах выдвигаются, столько углов, о которые можно удариться, и лестница. Скоро поеду покупать безопасные решетки.

У разных мужчин вовлеченность в жизнь ребенка начинается в разном возрасте и в разные периоды. У одних — когда мальчик начинает играть в футбол или в компьютерные игры и они начинают играть вместе… Или когда тот вырастает и начинает пить пиво, и они вместе идут в бар – тоже не исключение. В Швеции, благодаря тому, что мужчина имеет возможность уйти в декрет и проводить много времени с ребенком с первых месяцев, он входит в его жизнь намного раньше. Я считаю, это здорово, потому что этот возраст не повторяется. И это позволяет глубже понять ребенка и увидеть в нем личность. Я бы этот опыт ни на что не променял.

Антон Тажиев. Фото: Зульфия Нураева

Антон Тажиев, архитектор, Стокгольм

У нас не совсем типичная семья. Я – архитектор и предприниматель, Люда, моя жена, – художник. Мы никогда не ходили на работу, потому что наш офис — дома. И дети всегда крутятся вокруг нас. Поэтому, хоть я и брал декретный отпуск официально, это была формальность. У меня собственная строительная компания и для меня уйти в декрет полностью, порвать связь с клиентами и работниками на несколько месяцев – это невозможно. Ну как ты уйдешь из своего бизнеса, от работников, которые от тебя зависят? Я думаю, эта ситуация типична для всех, у кого свой бизнес. Мы живем в стране, в которой много всяких правил, высокие налоги, декларации. Нельзя все это бросить. Вот и приходится крутиться. Но, тем не менее, я считаю, декретный отпуск для мужчин в Швеции – это положительный момент. Потому что ты привязываешься к детям в результате намного больше, это, безусловно, влияет на отношения родителя и ребенка.

Я считаю, это правильно, когда мужчина присутствует при родах. Я был на родах, когда родилась Эмили – почувствовал себя Леонардо да Винчи, который что-то новое открывает для себя. Под очень большим впечатлением был. А когда родилась Стефани, опоздал, был в командировке.

К сожалению, я смог воспользоваться правом на декрет только частично, хотя изначально у меня была мечта побыть с детьми подольше, полгода-год, например. Когда Эмили было четыре года, а Стефани – два, я оформил себе декретный отпуск на три месяца. В моем случае, так как я владелец компании, мне не надо было об этом никого предупреждать, что-то согласовывать. Декретное пособие у меня было 80% от моей зарплаты, но поскольку зарплату я сам себе плачу, я немного терял в деньгах. Не могу сказать, что декретный отпуск сильно отличался от повседневной жизни. Я с самого рождения присутствовал в жизни девочек: и подгузники менял, и спать укладывал. Как обычно – забирал их из детского сада в три-четыре часа, вел домой, готовил им ужин. В Швеции можно отдавать ребенка в детский сад с года — и это прекрасно, на мой взгляд. Это важно для социализации и развития детей.

Единственное – я больше делал по хозяйству дома, с дочками старался проводить больше времени. Например, брал их в бассейн на целый день, придумывал для них всякие мероприятия. Мы живем в центре, я много гулял с девочками на улице. Как архитектор могу сказать, что Стокгольм сделан для детей. Тут везде продумано, как ты заедешь с коляской в помещение, во все кафе можно зайти, в автобусы. В этом плане Швеция — страна идеальная.

Когда я в России рассказываю, что был в декрете, мои знакомые делают большие глаза: «Как в декрете? И что, с коляской ходил?» Конечно, ходил. Еще я спокойно беру девочек и уезжаю с ними на две недели за границу. У нас с Людой графики и отпуска часто не совпадают. И для нас это нормальная ситуация. Если она не может поехать в отпуск – я еду один с детьми.

Самая главная проблема – чем занять девочек и чем их развлекать. К счастью, есть айпад и компьютер. Тут у нас с Людой мнения расходятся, она считает, что дочки слишком много времени проводят за экранами. Я же не вижу в этом ничего страшного. Потому что компьютер им дает все. Там есть и развлечения, и информация. Они у нас очень развитые дети. Сейчас им 12 и 10 лет. Говорят и пишут по-английски лучше нас. Понятное дело, в электронике разбираются хорошо. Конечно, мы можем с ними сесть и поиграть все вместе в какую-нибудь настольную игру… Но это не может заменить им компьютер. В наше время не было таких мощных инструментов для развития. Обе девочки любят музыку и занимаются в музыкальной школе: практика, теория, хор. Часто бывает, мы сидим тут с Людой, работаем, а они поют в своей комнате, так, что слышит весь дом.

Илкин Мехрабов. Фото: Зульфия Нураева

Илкин Мехрабов, преподаватель, Карлстад

Перед рождением первого ребенка мы решили, что жена будет рожать в Турции, потому что у меня там работает врачом мама. Первые три месяца после родов жена и дочка провели в Турции. Я взял декретный отпуск на полставки, когда малышке было восемь месяцев. Дочку мы назвали Аэлита – в честь героини романа Алексея Толстого. Я прочитал эту книгу в шестнадцать лет и решил, что если у меня родится девочка, то так ее и назову. Об этом сказал моей будущей жене на одном из свиданий. Она не возражала.

Я никогда не считал, что сидеть с ребенком – какая-то «немужская» работа; никогда не заморачивался насчет гендерных стереотипов, всегда был сторонником демократического уклада в семье. Раз это наш общий ребенок, то я должен внести свой вклад и научиться себя с ним вести, играть, кормить.

Декрет стал для меня интересным опытом-экспериментом. Даже моя мама призналась, что она себе и представить не могла, как ловко я буду менять памперсы и сам кормить ребенка. Декретный отпуск, на мой взгляд, помогает развить и углубить связь между отцом и ребенком, которая в моей культуре (я родом из Азербайджана) не так-то легко складывается.

Я использовал не весь отпуск, который отводился мне как отцу, – отдал часть декретного времени жене. Но в Швеции удобно то, что можно выйти в декрет на полставки, на четверть ставки – как тебе захочется. Жена хотела продолжить изучать шведский, поэтому мой декрет был необходим. Мы вместе придумали такой график, чтобы и я, и она проводили достаточно времени с ребенком. Я оставался дома по утрам, когда она была на курсах, а иногда по вечерам. Поскольку я работаю в университете преподавателем и научным сотрудником, мне было достаточно легко адаптировать свой график. В университетской среде принято, при необходимости, работать из дома. Я сам планировал свою занятость, временами работал по ночам, иногда и по выходным. Днем я часто гулял с дочкой на свежем воздухе. Она лежала в коляске, а я мог сесть на лавочку и, например, почитать книгу или написать отзывы на курсовые работы студентов. Когда было тепло, мог с коляской и с компьютером под мышкой выйти на улицу.

На работе с оформлением декретного отпуска не было никаких проблем. Более того, меня всячески подталкивали к этому решению. Я просто сообщил, что ухожу в декрет, коллеги отнеслись с пониманием. Мы утвердили удобный для меня график, который бы позволял проводить с ребенком столько времени, сколько мне нужно.

Не могу сказать, что было страшно выходить в декрет, но какую-то неуверенность я все-таки испытывал. На второй или третий день, когда я был один с ребенком, она вдруг так заплакала, что я не мог ее успокоить несколько часов. У меня началась паника. Позвонил жене, попросил ее уйти с занятий и приехать домой. Она приехала, успокоила дочку, показала мне разные фокусы, чтобы я научился справляться с такими ситуациями сам. Она подкинула идею попробовать музыку в качестве успокоительного. И это помогло! Как оказалось, у дочки удивительный музыкальный слух. Ей в восьмимесячном возрасте пришлись по вкусу песни Леонарда Коэна и саундтрек «Trouble is a Friend» к фильму «Отличница легкого поведения». Я взял их на вооружение, чтобы ее успокаивать и не дергать жену, когда та занята. А еще сильно помог мультфильм «Маша и медведь» – дочка очень его полюбила.

С питанием проблем не было – к тому моменту мы перешли на кормление грудью раз в день, в остальное время я кормил ее из баночки. Довольно часто и сам готовил разные пюре из овощей или фруктов, справлялся неплохо. В первые недели, когда дочка часто плакала без мамы, придумал игры, которые помогали ее отвлечь. Развлекал ее театром с маленькими куколками: тапочки – это у нас были корабли, я сажал туда куколок и это были пираты, которые захватывали что-то в воображаемом море. Дочка тогда говорить еще, естественно, не могла, только «агу-агу». Но было ясно, что монотонный рассказ ее успокаивает. По ночам, когда она просыпалась и плакала, я вставал, мы с ней гуляли по квартире. Я рассказывал ей про свою научную работу, и вот это действовало безотказно – она довольно быстро засыпала.

Дочке сейчас четыре года. Несколько месяцев назад у нас родился мальчик, на этот раз в Швеции. Жена решила назвать его Арас – это название реки, которая течет через Азербайджан, Турцию и Иран.

В Турции мне не разрешили присуствовать на родах. Жену увезли в операционную палату из больничной комнаты, и после родов ребёнка просто показали издалека, сказали, что мама с ребенком должны отдыхать в первую ночь. В Швеции же всё было наоборот. Роды случились в той же комнате, где нас поселили, при этом, меня всячески подталкивали к активному участию как ассистента. Всё прошло естественным образом, практически без привлечения медицины. Разница в подходе и отношении к родам меня поразила.

На то, что я сижу с детьми в декрете, никто из моих знакомых и родственников негативно не реагировал, удивление, возможно, было, но не очень сильное. В основном, все знают, что Швеция в смысле гендерного равноправия развитая страна.

Обновлено: 13/02/2018

Elena Krivovyaz

Елена Кривовяз

Елена Кривовяз - журналист, предприниматель, выпускница факультета журналистики МГУ и Стокгольмского университета.