Minecraft: сотворение чуда

После того как крохотная компания Mojang в 2011 году выпустила игру Minecraft, её прибыль выросла в геометрической прогрессии. При этом на всю студию до сих пор приходится немногим больше двадцати сотрудников. Возможно, поэтому у их стартапа всё и получилось. А ещё за счёт доли везения, творческой свободы и предпринимательского духа.

Читать

Minecraft: сотворение чуда

После того как крохотная компания Mojang в 2011 году выпустила игру Minecraft, её прибыль выросла в геометрической прогрессии. При этом на всю студию до сих пор приходится немногим больше двадцати сотрудников. Возможно, поэтому у их стартапа всё и получилось. А ещё за счёт доли везения, творческой свободы и предпринимательского духа.

Дорогостоящее ребячество

Шведскому программисту Маркусу «Нотчу» Перссону создание Minecraft казалось поначалу лишь очередной забавой. Он рассчитывал разве что покрыть временные затраты, выручив с продаж любительского проекта деньги размером с месячную зарплату. Но рассчёт оказался в корне неверным: уже к концу года Перссон стал миллионером, а оборот его стартапа, быстро разросшегося до девяти человек, превысил 540 миллионов шведских крон (61 миллион евро).

Нарочитая простота и красота игры, похожей на оцифрованные кубики лего, покорила и пятилетних малышей, и их 30-летних отцов.

Ни те, ни другие, как правило, не отдают себе отчёт: за внешней притягательностью Minecraft кроется и безупречная механика игры, традиционно одна из сильных сторон шведских комьютерных студий.

Ещё в 2010-м, до появления Minecraft, о фирме Mojang никто и не слышал. В 2014-м компанию, которой её главное детище приносило 300 миллионов шведских крон в год (около 33 миллионов долларов), Перссон продал Microsoft за 2,5 миллиарда долларов.

Офис Mojang располагается в Стокгольме на острове Сёдермальм, пристанище геймеров и хипстеров. Фото: Мелькер Далстранд/imagebank.sweden.se

В гостях у игроделов

Cтогкольмский офис Mojang — живая иллюстрация истории о том, что бывает, если в команде молодых парней-программистов (и нескольких девушек) возникает нужная химия — и то, что им казалось забавным времяпрепровождением, вырастает в сверхуспешный бизнес.

Внутри вместо приёмной, череды кабинетов и унылых конторских будней гостя ждёт непринуждённая атмосфера и большое открытое пространство c бильярдным столом, диванами, низкими креслами и кухней с внушительными запасами провианта. Если творческим единицам надо передохнуть от работы, тут же – офисный кинотеатр.

В стенах студии всюду заметна здоровая самоирония. Их конференц-зал больше похож на укрытие нехороших парней из ранней бондианы, обсуждающих план завоевания мира. Эти декорации и вправду можно было бы превратить в съёмочную площадку. Комедии о том, как здорово оставаться самими собой и к каким солидным итогам это порою приводит.

«Шведам нравятся высокие технологии», — так о причинах шведского успеха в индустрии видеоигр говорит Лидия Винтерс, работающая в студии Mojang. Свою роль, полагает Винтерс, играет и хороший уровень английского у большинства шведов – знание языка помогает делать игры на экспорт. Фото: Max Photography/GDC Online

Долой служебную иерархию

В фирме Mojang у 29-летней Лидии Винтерс есть официальное прозвище MinecraftChick (Цыпа из Minecraft) и официальная руководящая должность – Директор по веселью.
Отказ от рамок, условностей и раздолье для нетривиальных идей по-своему тоже способствуют бурному развитию шведской гейминг-индустрии. У Винтерс, примкнувшей к команде Mojang в 2011-м, в должностной инструкции, например, значится: устраивать и посещать вечеринки, общаться в сети с геймерами, продвигать бренд студии и просто «разгребать дела».
Американке Винтерс, выросшей во Флориде и очутившейся в самом сердце игровой индустрии Швеции, пожалуй проще, чем коренным стокгольмцам, оценить путь скандинавской страны к лидерству в мире игр.
«Думаю, во много это связано с подходом к работе в таких компаниях, особенно в тех, где трудится одна молодёжь, — объясняет Винтерс. – В отличие от порядков, заведённых в американских фирмах, у шведов нет такой служебной иерархии и диктата начальства, зато есть человеческие связи между сотрудниками и исключительно открытая атмосфера, в которой так и хочется самореализовываться, обмениваться идеями – творить. Добавьте к этому шведский предпринимательский дух, и вы получите идеальный климат для бизнеса, от запуска стартапа до международного признания».

Пальцами по клавиатуре с младых ногтей

Ещё один фактор успеха, по наблюдению Лидии Винтерс, это общая компьютерная грамотность среди шведов. «Тут с ранних лет привыкают к компьютеру», — рассказывает она. – «Большинство ребят из тех, с кем я работаю в Mojang, программированием занимались ещё в детстве».

Влияет ли шведский климат на увлечение видеоиграми? «Ну, если вы здесь проводите на улице процентов на 40 меньше времени, чем, например, у меня во Флориде, то вам волей-неволей придётся искать себе интересный досуг», — говорит Винтерс.

На Mojang Винтерс начала работать ещё из Америки, за год до переезда в Стокгольм. Но и теперь, долгими скандинавскими зимами по родным субтропикам она не тоскует – вместо этого, признаётся Лидия Винтерс, вскоре она собирается  подать документы на гражданство Швеции.

Обновлено: 09/05/2017