Если Вы ищете сайт Посольства Швеции в Российской Федерации, вам (сюда).

Close

Стокгольмская аппликация Андрея Макаревича

Основатель «Машины времени» Андрей Макаревич объездил весь мир. Его история отношений со Швецией началась не самым обычным образом — сегодня он навещает эту страну каждый год и вот как он ее видит.

Читать

Стокгольмская аппликация Андрея Макаревича

Основатель «Машины времени» Андрей Макаревич объездил весь мир. Его история отношений со Швецией началась не самым обычным образом — сегодня он навещает эту страну каждый год и вот как он ее видит.

Раз в два года мой папа выезжал в командировку на Запад – он работал в Торговой палате Советского Союза и являлся главным архитектором советского павильона на международных выставках.

Мы жили в Москве на Комсомольском проспекте. Комната у нас с папой была одна на двоих. Я там спал и делал уроки, а он рисовал. У него там кульман стоял. Один раз в отчаянии за уроками я встряхнул ручку: она не писала. А надо сказать, что тогда писали чернильными ручками, сейчас мало кому это будет понятно. Махнул я такой чернильной ручкой – и вся стена оказалась в кляксах. Я со страхом ждал папиного возвращения. А он не расстроился – нарезал цветной бумаги и стал клеить аппликацию на стену. Он сосредоточенно клеил какой-то европейский город: c башенками, шпилями соборов, островерхими крышами. Я стал ему помогать.

И спустя много лет, когда никаких чернильных ручек уже не было в помине, оказавшись в Стокгольме, я вдруг понял, что именно из Стокгольма папа тогда вернулся, и именно его он клеил: cилуэт Королевского дворца, кирх в Старом городе, Ратуши. Увидев Стокгольм впервые, я сразу узнал его по папиной аппликации из моей детской комнаты.

Изумительной красоты это город. На горках. В хорошем состоянии. Здесь живут хорошие люди, у меня здесь есть несколько чудесных старых товарищей и подруг.

До того, как я здесь оказался, Швеция ассоциировалась у меня, прежде всего с Tre Kronor и истребителями Saab. Мы с отцом увлеченно собирали модели самолетов, и Saab занимал свое место на полке: по тем временам, это был очень продвинутый самолет.

Чуть позже я узнал, что есть такая фирма Hagström. Случилось это так. Когда я уже вовсю играл в группе «Машина времени», отец снова отправился в Швецию. А мы испытывали постоянный дефицит во всем: динамиках, колонках, усилителях, инструментах, струнах. И бедный папа все свои суточные тратил на то, чтобы нас хоть как-то экипировать. И он привез из Швеции не только динамики, о которых я просил! Там, на шведской фирме, ему дали такие пластиковые наклейки Hagström, которые клеились на колонки. Поэтому когда мы сделали самопальные колонки с этими динамиками и нацепили на них еще эти красные штуки, вся Москва ходила на них смотреть: это были «настоящие» шведские колонки, и звучали они здорово.

Что же касается шведской музыки, то, боюсь, ABBA была настолько большой, что затмила собой весь небосклон. Наверняка были и другие не менее интересные музыканты, мы просто их не знаем. ABBA не совсем моя музыка: я преклоняюсь перед их мелодизмом и, безусловно, признаю их талант, невероятный талант – стать любимыми для большей части населения планеты. Им и битлам это удавалось. Светлые, исключительно красивые песни про любовь. Четверо молодых красивых людей. Мне, правда, признаюсь, никогда не нравилось, как они пишутся: мне казалось, что это довольно безликая эстрадная запись, где все такое ровненькое, смягченненькое. Ну не так бы я лично их писал! Но у них была задача понравиться всем. А чтобы понравиться всем, нельзя быть с острыми углами. Да и если бы они писались так, как я, например, себе мог это представить, они бы с этим не согласились. Исходя из своей задачи, они все делали совершенно правильно.

А мне – просто мне очень редко нравится то, что нравится всем. Стокгольм не в счет.

Обновлено: 18/11/2016